Управление через людей

Управление через людей еще на один шаг приближается к непосредственным действиям, но все еще находится достаточно далеко от них. Причина состоит в том, что в центре внимания менеджера в данной ситуации находится аффект, а не эффект. Здесь средством достижения определенных целей становятся люди.

Если на первых стадиях изучения работы менеджера в центре внимания находились информационные роли (и, прежде всего контроль), то впоследствии на сцене (или, по крайней мере, на страницах учебников) появились люди, которых надо было «мотивировать», а затем «побуждать» к определенным действиям. Информирование уступает место процессам влияния и воздействия, в поле внимания менеджера попадают вопросы преданности работников своему делу и своей организации.

В самом деле, в 1960-х и в особенности в 1970-х гг. вне зависимости от основного содержания — будь то реализуемая стратегия, полученная информация и даже предпринятые действия — большинство авторов научных трудов и популярных работ как будто охватила навязчивая идея менеджмента людьми, известная также как «человеческие отношения», «теория Y», «участие в управлении» (впоследствии к ним добавились «качество трудовой жизни» и «управление тотальным качеством»).

В течение длительного времени менеджеры организаций рассматривали своих сотрудников исключительно как «подчиненных». Даже в рамках «участия в управлении» они оставались теми же подчиненными, поскольку все основные действия полностью контролировались менеджером. То же самое касается и термина «наделение властью», который предполагает, что «сила власти» проявляется благодаря менеджерам.

(Администрация больницы не «наделяет властью» врачей!) Люди по-прежнему остаются подчиненными, поскольку фокус ситуации остается внутри организационной единицы, а не снаружи. Только после того, как появились первые серьезные исследования особенностей профессии менеджера, стало ясно, сколь важны для управленцев контакты с людьми вне рамок их единиц. Фактически в каждом исследовании организации рабочего дня менеджера хорошо видно, что контакты с внешним окружением требуют от него гораздо большего внимания, чем коммуникации с так называемыми подчиненными.

Пожалуй, в литературе по менеджменту роли лидера уделено больше внимания, чем всем остальным ролям, вместе взятым, а потому мы не будем останавливаться на ней подробно. Однако было бы неправильно вовсе проигнорировать данный аспект. Конечно, менеджер выполняет в своей организационной единице отнюдь не только функции руководителя, но лидерство пронизывает собой практически все его действия (ситуация, аналогичная той, с который мы столкнулись при рассмотрении коммуникативной роли). Очевидно, что работу менеджера невозможно понять, не принимая во внимание этого ее измерения.

Во-первых, менеджер выполняет свои лидерские функции на индивидуальном уровне, действуя в буквальном смысле «один на один». Он побуждает и направляет сотрудников своего подразделения — мотивирует, вдохновляет, тренирует и воспитывает, подталкивает и выполняет функции наставника и т.д. По наблюдениям, все менеджеры — от начальника до рядового менеджера — в рабочее время прекращали всякие неформальные разговоры со своими подчиненными с целью стимулировать их к труду. Во-вторых, менеджер — лидер на групповом уровне, что в наибольшей степени проявляется при создании им своей «команды», на что в последнее время исследователи обращают самое пристальное внимание.

Я рассматривал вопросы взаимодействия менеджера со своей «командой», включая и условия ее создания, в ряде своих публикаций. Например, глава одной лондонской компании по производству кинофильмов устраивал собрания участвующей в создании фильма команды, имея при этом в виду как повышение эффективности процесса в целом, так и его аффективные составляющие. И наконец, менеджер — лидер на уровне организационной единицы в целом, что в особенности касается задачи создания и поддержания определенной культуры деятельности (еще одна проблема, привлекающая в последнее время самое пристальное внимание ученых, особенно японских).

Менеджер принимает участие во множестве символических акций (так называемые ритуальные обязанности), направленных на поддержание определенного уровня культуры труда. Любой менеджер, так или иначе, связан со всеми тремя уровнями лидерства, однако в зависимости от ситуации и его индивидуальных особенностей стили руководства могут довольно существенно различаться. Если коммуникативная роль менеджера делает его «нервным центром», то лидерство превращает в «энергетический центр» единицы. Этот момент, пожалуй, лучше всех отразил Морис Метерлинк в своем замечательном описании «духа пчелиного улья».

Иногда одного присутствия менеджера достаточно для того, чтобы дела сразу пошли на лад (в примере Метерлинка это в буквальном смысле присутствие пчелиной матки). Излучая подобную таинственную субстанцию, менеджер сплачивает вокруг себя людей, воодушевляя их на выполнение стоящей перед организационной единицей задачи и успешную деятельность в нашем изменчивом мире.

Ссылка на основную публикацию